Статьи
 

<  >




Бесконечная история

Бываю сады, развитие которых тесно переплетается с жизнью человека. Они воплощают его мечты, отражают его личность, меняются вместе с ним. Сад Ландриана – именно такой: маркиза Лавиния Таверна работала над ним всю жизнь, и часть ее души осталась здесь навсегда.

1956 ГОДУ МАРКИЗ ГАЛЛАРАТИ-СКОТТИ и его жена, Лавиния Таверна, приобрели на судебном аукционе земельное владение в окрестностях Рима, на берегу близ Ардеи. Они назвали его Ландриана — это имя часто встречалось в роду Таверна. Участок был совершенно пустынным, то есть без деревьев и кустарников, к тому же, был густо усеян минами и авиабомбами, напоминавшими о былых сражениях, происходивших здесь во время Второй мировой войны.

Сад родился словно бы случайно: сначала были посажены деревья — пинии и эвкалипты, чтобы создать тень для дома и отгородиться от ветров с недалекого, всего в четырех километрах, моря. Потом одна знакомая подарила Лавинии Таверна мешочек с семенами, которые та, i больше для забавы, высадила в почву. Семена проросли, и одновременно с ними родилось и окрепло увлечение, благодаря которому удалось полностью преобразить этот неприглядный уголок. Лавиния отдалась садоводству со всею страстью, вырастила сотни растений, и располагала их вокруг дома, как бог на душу положит.

Несколько лет Лавиния предавалась своему увлечению без особого плана, пока не поняла, что выращивает не сад, а нечто странное, бесформенное. Чтобы создать настоящий сад, ей нужен был помощник, вернее, руководитель. И тогда граф Донато Санминиателли, друг семьи и отличный садовник, посоветовал ей обратиться к Расселу Пейджу, знаменитому английскому ландшафтному архитектору, который в то время занимался планировкой сада Санминиателли в Сан Либерато.

Рассел Пейдж приехал в Ландриану в 1967 году и сразу понял, что творению маркизы не хватает отчетливой структуры и продуманного плана. Он разделил огромный сад на несколько геометрически четко прорисованных участков, отгороженных друг от друга кустарниками и дорожками. Рядом с домом он устроил беседку, маленький садик с бассейном напротив столовой и ограду из растений. Чуть подальше — розарий (сейчас на его месте апельсиновый сад), затем сад для коллекционных растений (сейчас здесь оливковый сад) и сад камней. Вновь посетив Ландриану через несколько лет, Пейдж обнаружил, что маркиза не удовлетворилась сделанным и продолжала делать посадки за пределами того участка, который он уже спланировал, — так что ему пришлось скорректировать свой первоначальный план. Кроме того, вкусы Лавинии менялись, она постоянно экспериментировала с новыми растениями. От средиземноморских переходила к австралийским, затем к калифорнийским, подбирая такие растения, которые наилучшим образом подходят к местным климатическим условиям. В своих записках, опубликованных несколько лет спустя, Пейдж подчеркивает, что его цель состояла в том, чтобы гармоническим образом сочетать новые посадки с общей идеей садового пространства.

И действительно, если многие из растений с тех пор были заменены другими, то идея организации пространства, предложенная Пейджем, выдержала испытание временем — именно ею и продолжала руководствоваться Ла-виния, раздвигая границы своего сада. По совету Пейджа на склоне холма она построила прямую широкую лестницу (сегодня она называется Белая аллея), соорудила искусственное озеро, продолжала расширять сад, следуя в том, что касается пропорций, гармонии, организации пространства, урокам Рассела Пейджа.

Третий период в истории Ландрианы относится к началу 1980-х годов. Лавинии пришлось на какое-то время забросить сад, и когда она снова занялась им вплотную, то решила переделать по-новому некоторые участки сада, строго следуя принципу тематических уголков и экспериментируя с растениями разной формы и окраски. Так, она отказалась от растений с яркой, кричащей окраской и растений совсем уж экзотических, и начала длительный процесс создания сада, добиваясь тонкого подбора красок, продуманного сочетания засаженных и пустынных участков, строгости рисунка. Тогда и родились самые удачные ее творения — такие, как Долина роз, Белая аллея и Оливковый сад.

Новейший период в жизни сада начался несколько лет тому назад, когда сад стал открыт для внешнего мира (в прямом и переносном смысле).   Во-первых,   сад   стал  доступен для посетителей, и в нем устраивается садоводческая выставка. А во-вторых, случилось так, что в середине девяностых ограда из растений, предложенная Пейджем, зачахла — ее подавили быстро подрастающие пинии.

Но Лавиния не растерялась и приняла смелое решение: она перенесла цветочный бордюр за пределы сада, на территорию, где находился старый фруктовый сад. И создала новый шедевр, который вместе с Голубым лугом и большим лугом для выставки «Весна в Ландриане» свидетельствует о возвращении в солнечный мир Средиземноморья. Хотя остальная часть сада, находящаяся в тени высоких деревьев, почти лишена солнца — сюда попадает лишь рассеянный свет.

Лавиния Таверна вынашивала и другие планы, связанные с пространством вокруг озера. И даже начала высаживать первые растения, но большинство ее новых идей осталось только на бумаге. Смерть маркизы в 1997 году прервала этот процесс. Лавиния оставила после себя бесценное наследство: единственный в Италии современный сад, где можно не только наслаждаться окружающей тебя красотой, но и научиться чему-то у великого садовода. Ландриана сегодня — источник вдохновения для всех, кто собирается заниматься садоводством, будь то люди с романтическими настроениями или с более прагматическим и научным подходом. Но кроме самого сада маркиза оставила нам в наследство еще и свои чувства, мечты, надежды, которые, как те первые семена, положившие начало ее саду, способны дать всходы и в будущем.

 

Журнал Homes&Gardens




2008-2009